viki-san555
Легенды старого леса

Автор:viki-san
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: оборотни
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Фэнтези, Мистика, Экшн (action), PWP, Мифические существа
Предупреждения: Насилие, Underage
Размер: Макси, 7 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: в процессе
Описание:
Никогда нельзя приходить в гости без приглашения. Мальчишки убедились в этом на собственном опыте.
Посвящение:
Друзьям
Публикация на других ресурсах:
С ссылкой
Примечания автора:
Оборотни и не только.

========== Глава 1. ==========
О том, что мистер Майкл – не такой, как мы, знали все взрослые. Наш маленький городок, выстроенный у самой границы с Канадой, никогда не радовал жителей громкими событиями. Все, кто могли, уже уехали отсюда в тёплую Флориду, шумный Нью-Йорк или другие города. А тех, кто остался, радовали мелкие события повседневной жизни. Мистер Уильям развёлся с женой, она загуляла с приезжим лесорубом, адвокат из конторы «Брук и сыновья» совсем спился. Так на нём род Бруков и закончится. А почему? Ведь его жена такая достойная женщина. Одно плохо – не может иметь детей. А так – такая хорошая, не то что супруга мистера Уильяма. Но всё это были новости для наших матерей: каждое воскресенье они по очереди устраивали чаепития и обсуждали соседей. Отцов наших это мало интересовало: они искали способ заработать в городе, в котором пять улиц и одна лесопилка. Многие уезжали на заработки и дома не бывали по полгода. А нам тем более неинтересны были такие новости, мы, ребята пятнадцати лет, хотели поживиться слухами кровавыми, с семейными тайнами и проклятьями. Мы забирались во дворы к соседям и фотографировали их дома, а если кто-то забывал закрыть заднюю дверь, пролезали внутрь, чувствуя себя шпионами из фильмов. Иногда нас ловили и дёргали за уши, иногда старик Рочестер грозил нам своим дробовиком. Но никто особо не гонял, даже шериф. В нашем городе малышне делать было совершенно нечего, и соседи даже заключили негласный договор, как с чаепитиями. Пусть лучше мы полезем в дома, чем будем шляться по лесу. Но и это нам наскучило, и тогда Рочестер рассказал нам «Главную городскую тайну». Именно так, с большой буквы. Подловив нашу банду из десяти ребят в доме, он не стал по обыкновению орать на нас и угрожать своим старым, ржавым дробовиком. Сел в кресло и, попыхивая трубкой, рассказал историю семьи Кадаханов.



Кадаханы были приезжими. Вообще, вспоминая сейчас эту историю, я чувствую, насколько она была банальна. Лесной городок, выживший из ума старик и все последующие события описывались в книгах сотни раз. Но сидеть вечером с книжкой в руках и грызть печенье– одно. А испытать всё это на собственной шкуре – совершенно другое. Но я забегаю вперёд. В тот день я вместе с другими ребятами сидел в гостиной и слушал старика. Буквально через час эту историю передали другим подросткам, а те – другим. Понимал ли старик, какую волну событий он поднял, какого джинна выпустил из бутылки? Не думаю, он был слишком старым и просто хотел от нас отвязаться. А может, наоборот, ему было одиноко, и он хотел привлечь в дом толпу ребятишек.

– Так вот, Кадаханы в наш город приехали лет тридцать назад. Красивая пара была, да. Она прямо принцесса, тоненькая, светловолосая. Устроилась у нас в парикмахерскую работать. А он такой весь такой… Вам не понять, салаги. Все наши добропорядочные жёны от него с ума сходили. На лесопилку работать пошёл, а то как же. С год они жили душа в душу. А потом приключилась мерзопакость, Клару нашли в лесу. Она шла вечером домой, были как раз праздники, и она много работала, допоздна задержалась, красоту нашим дамочкам наводила. Нашли её чуть живую.

– А чего с нею сделали? – Маргарет смотрела на старика, выпучив свои огромные синие глазищи.

– Ничего,– Рочестер плюнул прямо на свой любимый ковёр.

Мы все поняли, что Клару изнасиловали. Мы знали о сексе меньше ребят из больших городов, но целовались уже почти все. И психологи каждое занятие талдычили нам о безопасном сексе, такую плешь проели, им уже и заниматься не хотелось. Маргарет была из очень набожной семьи, на занятия с психологом не ходила, и мы подозревали, что она даже с трудом представляет, откуда дети берутся. Поэтому Вилли просто ткнул её в бок, и та замолчала.

– Кадахан стал злой и нелюдимый. Все подозревали дальнобойщиков, что останавливаются в гостинице. А ему в башку долбануло, что это кто-то свой. С половиной ребят на лесопилке подрался, даже шерифу в морду дал. Типа он плохо работает. Да мы и сами этого козла по всему городу искали. Клара хотела, ну, того, к врачу, в общем, сходить. А Гевин запретил, сказал: как подрастёт выродок, так я по его роже папашу найду. Совсем из ума выжил. Клара часто плакала, все наши дамы из «Школьного комитета» и «Клуба истинных леди» приглашали её к себе в гости. Обычно к приезжим так не относятся, но уж очень они хорошие люди были. Так вот, она на одном чаепитии сказала, что не человек это был, а монстр. И боится она дитёнка рожать. Ей никто не поверил, решили, что муж её довёл, и тронулась она слегка. В темноте же хрен увидишь, вот бедняжке от боли и страху неизвестно чего померещилось. В общем, родила она парня. Да такого бутузика хорошенького, крепенького такого, горластого, все прямо умилялись. Гевин отошёл слегка, они этот случай постарались забыть. Тем более, парень так на Гевина был похож, прямо как под копирку. Только волосики чёрные-чёрные, как звёздное небо. У Гевина-то они каштановые были. Майклом паренька назвали, в честь деда Клары. Жили они спокойно, забылись те страсти. Всё началось, когда паренёк стал, как вы сейчас. Гевин возвращался с лесопилки ночью на машине. Вот чего их где-то ночами носило, а? Никто до сих пор объяснить ничего не может, машину у дороги нашли в таком виде, будто её кто прессом раздавил. А Гевина рядом, в кустах. Вернее, нашли-то только голову да чуток кишок, больше ничего не осталось.

Маргарет закрыла рот ладошкой, а мы все подвинулись ближе, оживлённо зашептались, чувствуя начало «настоящей кровавой истории». Рочестер замолчал, пуская дым в потолок, подогревая интерес.

– Так, на чём я остановился? Ах, да. В общем, салаги, это вам уже не лиходейство, это убийство. Клара вообще с ума сошла, сказала, это монстр её мужа убил. Короче, попыталась она своего сына во сне зарезать. Парень насилу из дома убежал, спрятался у соседей. Один рабочий с лесопилки и Гевин сильно сдружились, как братья стали. В общем,мальчонкак нему посереди ночи прибежал, руки все в крови – он за нож хватался, у матери его отбирая.Джон полицию вызвал и скорую, да поздно уже было. Клара как поняла, что сына родного зарезать пыталась, так в себя этот тесак и воткнула. А окончание этой истории, салаги, вот какое. Майкл стал у Джона жить, а как школу закончил, уехал в большой город учиться. Мы думали, не увидим его больше. А он вернулся обеспеченным человеком. И это в двадцать с хвостиком годков. Что сказать, молодец парень. Работает сейчас в городской мэрии, выкупил дом своих родителей. Типа конец, думаете?А фигу вам! Ни с кем малец не общается, только с Джоном иногда. С работы домой и всё. Ремонта не сделал, как там всё было, так и оставил. Говорят, даже ковёр со следами крови его матери так в гостиной и лежит. Мы бы его не трогали, пусть живёт, как хочет. Травма детства и всё такое. Но тут один парень, чуть старше вас, решил у Кадахана что-то своровать. Полез ночью в дом и увидел огромную зверюгу, ну, это, как же её. Пантеру, вот! Увидел в доме здоровенную чёрную кошатину. Он ходу в окошко, думал, хозяин зверька редкого с собой приволок, не зря же в мясной лавке на полную катушку отоваривается. И тут этот зверёк встал на задние лапы и рванул за парнем. Тот еле ноги унёс, вернее, только одну ногу. Нашли его утром у дороги, нога вся в месиво, будто не только сломали её, но и когтями рвали. Сейчас в больнице отдыхает, с переводом в дурку. Или на тот свет, как повезёт, третья неделя в коме – это тебе не шутки. Вот и задумались людишки: а что, если права была Клара? Что, если, и правда,чудище какое напало на неё? И мужа её убило, чтобы тот дитёнка, выродка проклятого, не тронул? И вернулся парень в город потому, что сам такой же монстр? В общем, к чему я вам это говорю. Из школы прямо домой, по лесу не шататься. И лучше к старику чаще забегайте, только через переднюю дверь. Я вас печеньем угощу. А то вечно лезете, как воры, вот я с ружьём и бегаю. Да и страхово, пока Майкл в городе. Правда, ружьё не заряжено, я забыл, куда патроны дел, вот.



Как вы думаете, через сколько времени был собран Большой совет? Правильно, буквально через час в полуразвалившемся заброшенном доме Миллеров собрались все городские ребята. На повестке дня стоял только один вопрос: пойти в дом Кадаханов днём, пока Майкл на работе, или ночью, когда он превращается в пантеру? Вопрос о том, чтобы не ходить в дом, вообще не поднимался. Вилли, главный школьный заводила и капитан команды по футболу, требовал пойти ночью:

– Мы не трусы! Надо точно знать, монстр он или нет! Если да, нужно своровать у родителей серебро, поехать на автобусе в Милдред и сделать серебряные пули! Моя мама тоже ночью домой ходит, не хочу, чтобы с ней что-то случилось!

Джордж, староста нашего класса, предлагал пойти днем:

– Героев только в кино показывают, а я не хочу этому парню на зуб попадаться. Пойдём днём, пока он на работе, в перчатках, вскроем заднюю дверь и всё осмотрим. Только осторожно, настоящая пантера не хуже оборотня тебя порвать может, особенно если он её на охрану дома натаскивал. И вообще, может, это враки всё. А ты что думаешь, Чарли?

Я поднял взгляд от карты города: смотрел, с какой стороны лучше подойти к дому. Моя история совсем не такая интересная, как у мистера Кадахана. Мне пятнадцать лет, родился и вырос здесь, в Кервине. Мама работает в магазине, папа в Милдреде, приезжает только по выходным. Хожу в центральную школу, другой тут нет. Была старая школа у самого леса, но она давно развалилась. Учился я хорошо, с дисциплиной тоже проблем не было. Общался со многими ребятами, правда, Вилли и Джон меня в свою компанию долго не принимали, считали заучкой. Только год назад меня приняли в Большой совет. Он объединял школьные группки ребят всех возрастов и собирался в разрушенном доме раз в месяц. Меня назвали умным словом «аналитик». Я собирал всю добытую ребятами информацию и выстраивал чёткую картину. Например, я первым заметил, что пьяные дебоши мистера Брука совпадают с отлётом диких гусей на юг. Сказал об этом Джону, тот – своей маме, а мама – его жене. Та достала мужу антидепрессанты, которые обычно прописывают в аптеке при «осенней хандре», и мистеру Бруку слегка полегчало.

К дому Майкла мы присматривались давно: его семья приобрела дом сразу после застройки, он стоял на последней улице, вплотную к лесу. Наверное, женщине, которую изнасиловали в лесу, жить там было очень неуютно. Почему они не уехали тогда? Дом потемнел от времени, за низким забором выросли деревья, хозяин их не выкорчёвывал. Построен он по тому же плану, что и другие двухэтажные дома в городке. Задняя дверь почему-то сделана сбоку дома.Оно и к лучшему – не надо обходить через лес. Залезть в дом мы не решались, хотя фотографий у нас было достаточно. Просто он был таким тихим, покинутым, нежилым. Он нас совершенно не интересовал.

Теперь – совсем другое дело.

– Я думаю, надо, чтобы трое пошли поздно вечером, не ночью, и всё хорошенько осмотрели. Троим легче убежать.

И меньше потерь, подумал я, но ребятам ничего не сказал. Раньше в наших приключениях не приходилось рисковать своей жизнью, страх приятными мурашками скользил по позвоночнику.

– Да,– Вилли ударил кулаком о ладонь,– зашлём десант.

Тогда это всё мне казалось игрой. Немного страшной, как поиск привидений в школе, но всё равно игрой. В тот же день не пошли, ждали, когда Майкл задержится на работе допоздна, мама Алисы работала в том же ведомстве, и девчонка Вилли снабжала нас последними новостями из мира богатых взрослых. В назначенный день мы забрались в дом мистера Кадахана, совершив почти профессиональный взлом задней двери. В отличие от наших безалаберных соседей, он двери запирал. Джон сказал, что шериф нас засадит в тюрягу, а Вилли только отмахнулся.Мы начали осматриваться. Облазили весь ковёр в гостиной, дорогущий, с высоким ворсом. Следов крови не было. Никакой пантеры в доме тоже не нашлось, с одной стороны оно и хорошо, а с другой – не очень. Мы были всего лишь мальчишками, и в оборотней верили так же легко, как в солнечные бури. Обойдя весь дом и подергав все двери, мы нашли только одну запертую комнату.

– Как думаешь, он запирает зверюгу там?– Вилли прижался ухом к двери.

– Ничего не слышу,– Джон сделал тоже самое.

– Там детская,– сказал я шёпотом.

– Откуда знаешь?

– Вилли, планировка всех таких домов в городе одинаковая, а воображение у взрослых нулевое. Эта комната – всегда детская, и ты, и я живём в таких же комнатах.

– Блин, слушай, а я не допетрил. Чего он её запер?

– А тебе в кайф было бы заходить в комнату, в которой тебя пытались зарезать?

– Так какого чёрта он не поселится в другом месте?

– Давай подождём и спросим его? Мы не там ищем, надо осмотреть подвал. Во всех ужастиках оборотни устраивают логово в подвале.

Мы уже спустились на нижний этаж, когда в замке стал поворачиваться ключ. Нам троим в голову пришла одна и та же мысль: до задней двери добежать не успеем. Поэтому мы прыгнули за большой диван в гостиной, с любой точки первого и второго этажа этот угловой диван не просматривался.Мистер Майкл вошёл в дом, он действительно очень красивый: тёмные волосы, большие, выразительные глаза. Мужчина снял и встряхнул бежевый плащ, разулся, положил на тумбочку свой портфель. Пару минут он постоял в гостиной, будто что-то вспоминая.

– Ах да, конечно.

Он улыбнулся, постучал пальцем по виску и отправился на кухню.

– Пора сматываться,- прошептал Вилли.

– Нет, он оставил дверь открытой, увидит нас,– шикнул Джон.

Мистер Майкл вернулся, включил широкоэкранный телевизор, такой могла позволить себе далеко не каждая семья в городе, и расставил на столе тарелки с ужином. Одну большую и три немного поменьше. Я почувствовал, как холодный пот течёт по спине.

– Я знаю эту идиотскую городскую традицию. Ребята, я не буду вызывать полицию. Вы вполне можете вылезти и поужинать со мной, я вам ничего плохого не сделаю. Могу даже позвонить вашим родителям, чтобы они забрали вас домой. Странно, вы облазили все дома, а меня до сих пор не навещали. Даже немного обидно.

Мистер Майкл замолчал, ждал нашего ответа. Мы скорчились за диваном и молчали. Вроде он ничего такого не сказал. Всё правильно, хозяева часто нас находили. Но всё это сводилось к шутке, мы ничего не ломали и не воровали, не ковырялись в личных вещах. Иногда нас даже угощали конфетами или отдавали ненужные вещи типа устаревших игровых приставок. Но сейчас мы чувствовали ложь, как могут чувствовать её только дети и подростки. Опасность накалила воздух добела. Мы попали в ловушку.

– Ладно,– вздохнул мужчина,– кого достану, тот вылезает первым, раз-два-три-четыре-пять, я иду зайчат искать.

Он встал с кресла и уселся на диван, за которым мы прятались. Выгнул руку назад, причём рука вывернулась под каким-то неестественным для человека углом. Пальцы на руке и ногти стремительно росли, Джон булькнул, отшатываясь к стене. Жуткая лапища почти коснулась его волос. Я понял: действовать нужно немедленно. Монстры, мать их, существуют! И снова мы с Вилли действовали, не сговариваясь, будто мысли друг друга читали.Мы бросили весь вес своего тела вперед, толкнув диван. Спинка у него была очень высокая, и вообще, весь он был нелепым и непропорциональным. Диван перевернулся, накрывая упавшего мужчину. Мы бросились к задней двери. Ещё в момент бега я понял: все не успеем, кто-то должен прикрыть отход, пожертвовать собой, чтобы другие убежали и вызвали полицию. Иначе он бросится за нами и просто разорвёт, как того парня. Поэтому когда белые от страха ребята выскочили на задний двор, я захлопнул дверь и врезал стулом твари по морде. Он действительно выглядит как огромная пантера, на нём висят клочки одежды и ошмётки чего-то мерзкого, похожего на куски плёнки.

– Думаю, меня тебе на ужин хватит, – я выставил перед собой ножку от стула.

Пантера замотала головой и издала тихий, гортанный звук. Он смеялся! Сейчас его голос звучал по-другому, он будто раздавался со всех сторон, накатывал, как волна.

– Ты можешь уйти, я тебя не трону. Просто хотел напугать. А ты смелый оказался, прямо настоящий мужчина. Кстати, ты знаешь, сколько стоит этот стул? Что за неуважение к хозяину дома? Я не собираюсь тебя есть, просто хотел припугнуть. Вы можете рассказать хоть всему городу, вам никто не поверит. Будет просто ещё одна страшилка про мою семью.

Он приблизился, я вжался спиной в дверь. Мне не хотелось смотреть в его жёлтые глаза. Оборотень разогнулся, насколько позволял потолок, снял с себя лохмотья.

– Ты, ты почти убил того парня, который хотел тебя обокрасть!

– Не я в него вцепился, это другие. Они почувствовали мой запах.

– Другие?!– я попытался выбраться за дверь, но это трудно сделать, не поворачиваясь к твари спиной.

– Да, но они не тронут твоих друзей. Недостаточно идиоты. Малыш, ты живёшь в таком удивительном городе и совершенно ничего не знаешь. Уходи, не хочу, чтобы старина шериф задавал мне вопросы.

Я всё же повернулся и почти вышел за дверь.

– Ты же не уйдёшь без подарка, правда?

Я бежал, захлёбываясь страхом, не чувствуя боли в спине. Лишь когда вернулся домой, мама бросилась ко мне с криком. Я сказал, что катался с друзьями на скейте и неудачно упал, моя рубашка и куртка порваны, пропитаны кровью, страх проходил, я начинал чувствовать боль.Мистер Майкл не стал бить меня всей лапой, лишь одним когтем распорол кожу на спине до самого мяса. Вызвали врачей, они отвезли меня в больницу, обработали порез и наложили швы. Запретили неделю ходить в школу. В первую очередь я позвонил ребятам. Вилли до сих пор заикался, Джон был сосредоточен. Да, они вызвали полицию, но шериф от них просто отмахнулся, сказав, что в следующий раз оштрафует родителей. Друг предложилзабыть обо всей этой фигне, я согласился. Джон пообещал отговорить Вилли от производства серебряных пуль. И тут я был с ним согласен: даже в фильмах дети не сражаются с монстрами без помощи взрослых. Про порез я им ничего не сказал, сарафанное радио сообщит об этом и без меня. Больше волновало другое: укус оборотня превращает человека в монстра, в некоторых фильмах показывают маленькую царапину. А моя царапина далеко не маленькая. Что я должен делать?

Через неделю ребята встретили меня в школьном коридоре. Им не терпелось узнать подробности.

– Значит, не он тебя порвал? Ты просто упал и пропахал спиной изгородь? Фух, я уж думал, и на тебя придётся серебряные пули покупать. А я их куплю, будь уверен!– Вилли погрозил кулаком невидимому врагу.



Как странно, ничто нас так не отупляет, как повседневная жизнь. В середине осени начинались проверочные контрольные, и у меня не было времени на жуткие мысли. Ребята о том случае не забыли, к дому Майкла никто не приближался на пушечный выстрел. Сам он уезжал на две недели, вернулся на роскошной машине, дорогущем джипе. Для существа, которое не должно привлекать внимания, он слишком любил пускать пыль в глаза. Я не забыл его слов: есть ещё такие, как он. Где они живут? В лесу? Или в городе, скрываясь среди обычных людей? Если сунусь в их мир, начну один или с друзьями вести поиски, убьют они нас или просто не будут обращать внимания на наглых детёнышей? На это я не надеялся.

В первый раз увидел джип у своего дома в понедельник. Майкл приезжал, ставил машину на парковке напротив нашего дома и всю ночь глазел на мои окна, я кожей ощущал этот взгляд. Так продолжалось до среды, но он не приближался к моим друзьям и семье. В четверг и пятницу его машину я заметил на школьной стоянке. С парнями не говорил, все сдавали контрольные, доделывали и списывали домашку. Даже приход стаи оборотней в школу пугал нас меньше появления преподавателей. Только в воскресенье удалось перевести дыхание и поиграть на школьном стадионе. Его машину я заметил в переулке.

– Ладно, я пошёл домой.

– Чарли, ты чего, мы же в игровой центр собирались,– Джон опекал меня всё это время: они с Вилли были обязаны мне жизнью и старались в ответ мою жизнь максимально улучшить.

– Меня мама просила прийти пораньше. Давайте, ребята, пока.

Я отвязался от компании и свернул с центральной улицы в сторону супермаркета и выезда из города. Через пять минут чёрный джип показался из-за поворота. Значит, ему нужны не все дети, только я. Уже хорошо.

– Гуляешь?

Стекла машины опущены: хоть и середина осени, а довольно жарко.

– Чего тебе от меня надо?

– Да так, пообщаться хотел. По-соседски, по-дружески, как с родным.

– Уже было полнолуние, я не обратился.

– Не у всех оборотней это происходит, как в кино. У одних тело меняется в течение нескольких лет, у других не меняется вообще, внешне они так и остаются людьми. И ты ещё не видел своего духа, а без этого оборотнем тебе не стать.

– Так,– я встал как вкопанный, меня начинало потряхивать.– На хера я тебе сдался?! Пошёл бы, со своми тусить! Кошечками, собачками, белочками или какие вы там бываете!

Люди увидят меня с Кадаханом. Не все согласны со стариком Рочестером, не все считают его монстром. Но то, что полгорода начнут считать его педофилом, это точно. Если я сейчас не убегу или того хуже, сяду к нему в машину, мою мать больше не в один дом не пригласят.

– Оборотни очень редко могут завести щенка или котёнка, или совёнка, или змеёныша. В общем, у них проблемы в этом плане. Самки агрессивны, часто впадают в бешенство и убивают намного чаще самцов. Высокий уровень регенерации вызывает частые выкидыши. Я уж не говорю о том, как перестройка организма в момент превращения влияет на сохранность матки и малыша. Потомство оборотни получают тремя способами. Почти невозможное размножение, нападение на человеческую женщину, как в моём случае, и насильственное заражение, как в твоём. Я хочу, Чарли, чтобы ты был моим сыном. Вернее, я ставлю тебя перед этим фактом.

Договорить он не успел: я бросился бежать с такой скоростью, что ни в оборотническом состоянии, ни на своей крутой тачке Майкл бы меня не догнал. Ужас и отвращение – топливо намного лучше бензина.

У него не было смысла меня преследовать, он знает, где я живу. Его машина снова стояла ночью у моего дома. А на следующий день я обнаружил на пороге коробочку с айфоном, перевязанную ленточкой. Мне совесть не позволяла швырнуть такую дорогую вещь на землю, поэтому я решил лично вернуть подарок «папочке».



Я вылез в окно в час ночи, когда все уже спали. Поёжившись от ночного холода,побежал к дому Майкла. За его домом шумели ветви деревьев, пахло хвоей. Я любил лес. Мы с ребятами редко заходили далеко в этот странный мир, но не было и дня, чтобы мы не старались хоть на час войти в заросли, поставить палатку и развести костёр. Когда я подумал об этом, меня будто ударили. Два года! Я только сейчас осознал, что уже два года я не был в лесу! Мы лазали по чужим домам, ходили в школу, зависали в игровом центре, но мы ни разу за два года не были в лесу! Стоило мне подумать об этом,как возникло жуткое ощущение, будто из-за деревьев кто-то смотрит на меня, и ему совсем не нравится то, что я только что понял. Я хотел забраться в дом Майкла через окно или заднюю дверь, а вместо этого ломанулся прямо к входу. Майкл открыл дверь за секунду до моего позорного столкновения с ней. Я пролетел мимо него, зацепился за коврик в прихожей и пропахал носом его роскошный ковёр.

– Значит, ты вспомнил. Сока или, может, чего покрепче?

Я хотел уговорить его найти другого приёмного сыночка, я хотел бросить телефон ему в лицо. А вместо этого пил сок, и мои зубы стучали о стакан.

– Почему я уже два года не хожу в лес, и почему, когда я вспомнил об этом, кто-то захотел на меня напасть?!

Майкл сел в кресло, с задумчивым видом смотря на виски в своём бокале. Кубики льда стучали о стекло, будто хрустальные подвески на люстре у нас дома. Они всегда звенят от ветра.

– Знаешь, малыш, почему оборотни и прочие подобные создания не ходят в церковь? На нас не влияют песнопения и святая вода, только серебро ранит, да и то не каждого. Мы не ходим туда, потому что нам смешно и грустно слушать священников. Видишь ли, малыш, до того как создать Адама и Еву, Господь создал много других существ. Назови их Первыми, первородными, как хочешь. Но со временем нас становилось всё меньше, а людей – всё больше. Кто-то сражался и сражается, истребляет людей. Кому-то просто пофигу, что жрать в полнолуние. А кто-то пытается уйти от людей. До того как возник этот городишко, здесь было поселение древних. Одно из самых больших: мы стараемся сосуществовать с вами, но мало кто из нас живёт в городе. Я знаю десять человек, и имена их я тебе не скажу. Мы закляли вас, чтобы вы не совались на нашу территорию. Моя мать была не местной, она не подверглась родовому заклятью. Она имела несчастье встретить моего отца в период лунного гона, он потерял разум и вышел с защищённой территории, мать просто имела несчастье пойти на его зов. Это всё мне рассказал отец уже после её смерти. Нет, это не он убил её супруга, это была одна из его жён. Она так и не смогла простить альфе стаи щенка от человеческой сучки.

– Когда вы закляли меня?

– Два года назад. Ты с друзьями нарвался в лесу на стайку наших щенков, вы видели лишнее. Лучше бы ты ничего больше не вспоминал. Наверное, начало изменений в твоём теле разрушило защиту.

– Так, ладно, хорошо. Какого чёрта ты решил меня усыновить? Что, не было других претендентов?

– Никто из твоих так называемых друзей не остался бы прикрыть твою спину. Я хотел выбрать не только сильного и умного человека, но и доброго.








@темы: фантастика, мои пописульки, в процессе