viki-san555
Предназначение

Автор:viki-san
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17
Жанры: Джен, Фантастика, Психология
Предупреждения: Насилие
Размер: Мини, 5 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:
Человек попадает в больницу для душевнобольных за убийства машин в своей квартире. Государство готово отпустить его, если он использует свой писательский талант во благо агитационной системы. Человек согласен, но с одним условием. Кибероид-врач должен вскрыть глубинные настройки своего мозга и выяснить своё истинное предназначение.
Посвящение: Друзьям
Публикация на других ресурсах: С ссылкой
Примечания автора: По мотивам рассказа Рэя Брэдбери "Убийца"

Аир 174 повезло в подключении, что ни говори. Материнский центр мог куда угодно его направить для выполнения жизненных функций. Оператором на подземный завод, чистильщиком территорий. Но ему повезло, он стал психологом-контролёром в клинике Мирилинга. Правда, одна заподлянка существовала: лечить нервы нужно было не кибероидам, а людям. С другой стороны, у людей психологические проблемы часто были настолько смешными, что не заслуживали упоминания в медицинских каталогах. Например, на прошлой неделе к ним поступил детёныш-человек с истерическим припадком. Закончился срок функционирования её любимой робособачки. Аир позвонил на завод, собачке поставили второй жизненный срок. Она опять виляет хвостом, детёныш счастлив и здоров. Разве это проблемы? Так, каждодневная рутина.

Сегодняшний день тоже начался без происшествий. Пяток любовных томлений, две депрессии, одно переутомление на работе. Когда в кабинет вбежала трясущаяся дама в слезах и выделениях из носа, Аир приготовился выслушать очередную душещипательную историю раздутых человеческих несчастий. Упав в кресло, дама перелила в свой организм стакан жидкости. Её зубы стучали о стекло.

— Доктор, — пролепетала дама, — прошу вас, помогите. Мой муж убил домашний компьютер! Видеосвязь! Телестену! Разнес всю квартиру!

Аир даже подскочил на рабочем месте. Неужели разрушительный припадок? Настоящая шизофрения! Смертная казнь! Впервые за двести лет!

— Прошу вас, мадам, поподробнее.

— Меня зовут Клара Буковски, живу за два квартала отсюда по адресу Террий Гарден Микон, 754. Состою в браке семь лет. Приплода нет. Искусственное потомство и домашнее животное не заводила. Мой супруг на десять лет старше меня. Джон Буковски, работает в писательском ведомстве. Специализация — фантастический роман. Сегодня утром он, как обычно, сел на два часа поработать за интерактивным домашним компьютером. Я включила телестену, чтобы посмотреть утренние новости. Вдруг он вскочил, закричал, схватил компьютер и расшиб его об пол! Доктор, я, я не знаю, я просто в ужасе была! Прямо у меня на глазах он поднял стул и швырнул его прямо в телестену! Доктор, мы с мужем из среднего класса, не считаем деньги от оплаты труда до оплаты. Но вы представляете, сколько стоит четырехстенная система?! Он не успокоился, пока не разбил все экраны! Я позвонила его матери в Карвуд. Она связалась с нами. Видеосвязь зависла. Может быть, спутник поменял траекторию.

— Дайте угадаю….

— И угадывать не надо! Он запустил руку в термокоробку и просто выдрал всё, что там было! Сейчас сидит за древним компом, ему это старье продал какой-то чудик с работы. А я прибежала за помощью! Прошу вас, доктор, помогите! С ним никогда такого не было, он человек исключительно добрый и спокойный. Я читала, что писатели склонны к душевным болезням, что работа с текстовыми программами плохо влияет на мозг. Может быть, ему стоит отдохнуть в клинике?

— Не надо плакать, думаю, у вашего мужа всего лишь ярче, чем у других, проявился синдром отторжения технозависимости. Я немедленно с ним поговорю, пропишу таблетки, и уже через неделю он будет спокойно смотреть сериалы вместе с вами.

Квартира четы Буковски мало чем отличается от подобного жилья в любом другом районе города. Спальня, зал с телестеной, небольшая детская, в которой сейчас размещался кабинет мистера Буковски. Аир обошёл комнаты, качая головой. Акт вандализма налицо. Нет, бывало, что люди разрушали телестены, когда переносили любимый сериал или задерживали новости. Но это был точечный удар в центр термопластового слоя, повреждения были легковосстановимы. Здесь же хозяин дома постарался на славу. Скорее всего, он продолжил безобразничать после ухода жены. Стены разнесены в мелкое крошево, цветовые рекодеры вырваны и висят на проводах. Главная линза выкручена так, будто её выбивали ногами. Увидев разрушения, миссис Буковски горько разрыдалась. Бедная женщина, пережить такой ужас. На полу у стола собралась небольшая лужица, нагретая на солнце. Рядом валялся ящик с разорванной проводкой. Всё, что осталось от совершенно нового центра телефонной связи.

В кабинет мистера Буковски Аир пробирался боком, на всякий случай активировав шокер и заранее запросив группу медицинской поддержки. Господин вандал выглядел вполне мирно, он смёл в угол остатки интерактивного компа и работал на обычном, увлеченно стуча по кнопкам. Музейный экспонат радостно пиликал, подключенный к нему коробок выплевывал бумажные листы. Выглядел мистер Буковски совсем не злобно. Полноватый, как и большинство писателей, лысеющий мужчина лет сорока, глаза большие, выразительные, живые. Встретив его на улице, Аир решил бы, что он глава клуба любителей игры в шашки, образцовый семьянин и бесконфликтный работник. Но разбитые телестены говорили об обратном: мистер Буковски — человеческое существо недюжинной силы и с совершенно расшатанными нервами.

— Здравствуйте, я из службы психологической поддержки. Меня зовут Аир. Не уделите ли вы мне немного времени для беседы, мистер Буковски?

— Вас Клара вызвала? Моя бедняжечка. Я знал, она не поймёт. Хотите знать, зачем я их всех убил? Все эти железки? Присаживайтесь, я вам с удовольствием расскажу. Ничто не радует так, как беседа с разумным человеком.

— Я кибероид, — осторожно напомнил Айр, садясь на край кресла и активируя медицинский блокнот.

— Это не столь важно. Давайте начнем с интерактивного компьютера и программы создания книг. Сегодня утром, мистер Аир, я проснулся в приподнятом настроении. Мне снился потрясающей красоты цветной сон. Сюжет был столь интересен, что я решил немедленно сделать наброски романа. Наскоро позавтракав, я сел за компьютерный центр. И тут меня ждало разочарование. Дело в том, что современные писатели вообще ни черта не сочиняют. В программу уже занесены куски разрешенных государством текстов, и мы просто соединяем их вместе. Гребаная программа истошно пищала отказом при попытке добавить хоть одно слово! Я разозлился, полез в системные настройки. И тут интерактив завис!

— Значит, причина в вашей незаконной попытке изменить настройки?

— Система с вами, вовсе нет! Чем выше ранг писателя, тем больше у него кодов доступа к настройкам! Никто бы не засадил меня в тюрьму, если бы я заменил пару десятков слов. Проблема в другом: современные компьютеры вообще не годятся для работы! В этих железных тварей пихают тысячи и одну лишнюю, никому не нужную программу! Трехмерный экран? Зачем он мне! Он пожирает гигабайты оперативки! Мне совершенно не нужно, чтобы бабочки летали по рабочему столу, я на компьютере работаю, а не за бабочками наблюдаю! А эта ужасная программа почтовой связи? Я её активировал лишь раз, чтобы поговорить с другом в другом городе. И с тех пор она не отключается! Булькает и булькает! Я вынужден читать все сообщения всех сотрудников на работе! Всех соседей! Удалить её нельзя, тут же в ваше ведомство поступит сообщение о моих сложностях с социализацией! Из-за всех этих дрянных прог компьютер не справляется с работой! В общем, зависло всё! И у меня сдали нервы! Мне правда очень жаль вашего собрата, очень. Но вы видите этот компьютер? Пластик, обычный рабочий стол, все удаляемо, ничего лишнего. Замечательная машина, идеальна в работе.

— А зачем распечатываете тексты?

— Я хочу увидеть результаты своего труда! С тех пор как запретили бумажные книги, ни один писатель не видел своё детище! Прочитай и удали, прочитай и удали! Какой смысл в таких книгах? Какой смысл, если нельзя подержать её в руках! Ведь можно же бумагу делать из отходов, не убивая деревья! Хранить всё в компьютере неправильно! И тем более так хранить! Новые компы через месяц хранения удаляют все твои личные материалы. Таков закон!

— Да, да. Я вас понял. Но ведь в этом предмете нет программы для сочинения книг, он бесполезен.

— Бесполезен? Мой друг, он меня освободил! Я пишу сам, отлично пишу! Я счастлив!

Механофобия, социальная дисфункция, скрытая общественная агрессия. Айр покачал головой. Мистера Буковски ждет больница, хорошо если не смерть.

— Ладно, предположим, компьютер вы разнесли потому, что он вис и мешал вам работать. Тогда почему вы расправились с телестеной?

— Чудовище! Молох, пожирающий мозги! Вы знаете такую её особенность, как контроль звука? Вы не можете приглушить звук более чем на один тон. Она всегда кричит! Ты болеешь, она кричит! Работаешь — кричит! Невозможно сосредоточиться! Даже когда спишь, она включается, если передают важные новости. Сколько я вскакивал с кровати от этих воплей! Сколько головных болей и кошмаров было у моей жены. Там же всё время что-то горит, взрывается, кого-то убивают. Ужасное, чудовищное изобретение!

— В музее есть телевизор, хотите?

— Ни в коем случае. Я помню историю, там показывали тоже самое. Я убил чудовище и спас здоровье семьи.

Аир вздохнул: защитить этого человека от принудительного лечения в клинике почти невозможно.

— Ладно, предположим, у вас проблемы с нервной системой и вам трудно переносить громкие звуки. Такое бывает. Что вам сделал телефон?

— Моя мать не звонила мне пять лет. Мистер Аир, я был на взводе после двух убийств. Но это была последняя капля! Моя любимая мать спустя пять лет нашла время, чтобы поговорить, узнать о моём здоровье, рассказать о своей жизни. А эта тварь снова зависла! И я вижу перекошенное лицо с открытым ртом вместо улыбки близкого. И надпись «нет сигнала». Зачем, почему я должен платить деньги за неработающие машины, мешающие моей нормальной жизни? Я их все уничтожил! Смог подключить к этому компьютеру интернет, заказал старинные сотовые телефоны. Да, маму я не увижу. Но я могу её слышать! Один телефон ей уже отправил со службой доставки. Я знаю, вам трудно меня понять. Но вы можете! Всё, что вам нужно, это вскрыть настройки в своём мозге и подключить рабочие программы ваших прошлых активаций. Тогда вы сможете поставить правильный диагноз. Вы поймёте, что я прав.

Доставка мистера Буковски в больницу не создала никаких хлопот. Ему разрешили взять компьютер, правда, отключили его от интернета. В качестве особой услуги он попросил ещё более древнюю вещь — печатную машинку.

— Слова сразу ложатся на бумагу. Это просто предел мечтаний! — разглагольствовал мистер Буковски, — вы подумали о настройках?

— Ни один кибероид не делал таких вещей. Это запрещено, — отвечал ему Аир. Он уже начинал побаиваться этого безумца.

— А может, вы откроете своё предназначение, — подмигнул ему мистер Буковски.

Нетипичный случай для их клиники, в чём-то печальный и назидательный. Машины живут рядом с людьми, чтобы людям было комфортнее. Убийство машины должно караться по закону.

Аир давно должен был поставить диагноз и занести его в каталоги. Он так бы и сделал, если бы ему в голову не пришло сравнить книги мистера Буковски на сайте писателей и на бумаге. Аир не поверил своим глазам. Написанное на бумаге было столь живо и прекрасно, столь отлично от пустых, созданных машиной слов. Проявление это шизофрении, или действительно старые машины освободили разум мистера Буковски? К сожалению, не только он это прочитал.

Человек, одетый в незаметный чёрный костюм, сидел за столом напротив Аира. Представители отдела политического контроля всегда так выглядят.

— Вы должны уговорить его перейти в наш отдел и писать для нас агитационную литературу. Скажете, что в обмен мы его отпустим и даже позволим жить в квартире без телестен.

— А что думает по этому поводу его жена?

— Ничего, её развели с социально нестабильным объектом. Если бы не его талант писателя, за убийство трех машин его бы расстреляли.

Аир говорил, упрашивал, даже умолял. Ему действительно было жаль этого человека. Мистер Буковски лишь счастливо улыбался. Его держали на очень мощных препаратах.

— Никогда не соглашусь работать на них, мой железный друг. Но меня есть встречное предложение. Я напишу пару текст-программ для их горе-писак, и пусть гонят под копирку.

— А что взамен?

— Вскройте свои настройки. Я хочу, чтобы хоть один разумный человек понял, в каком безумном мире мы живём. Моё предназначение — быть писателем. Я писал всю жизнь, но я не работал, я драл по кускам чужие тексты. Я был не писателем, а закройщиком. Лишь теперь, уничтожив все раздражители, все безумные порождения нашего рабского общества, я обрёл дар. А вам не хочется узнать своё предназначение?

— Да что вообще такое это ваше предназначение?!

— То, ради чего человек приходит в этот мир. Ты никогда не будешь счастлив, пока не обретёшь его. Если меня хотят убить или свести с ума за порчу железок, значит, они равны людям. Значит, у них тоже есть своё предназначение. И я прошу, нет, я требую, чтобы вы его нашли.

Вскрывать глубинные пласты памяти запрещено. Кибероиды сохраняют воспоминания до дезактивации, но никто никогда их не трогал. Аир принял такое решение. Он внушал себе, что делает это во благо, а не ради подтверждения сомнительных идей безумца. Этот человек нужен их стране. Написанные им агитационные материалы успокоят множество страдающих сомнениями душ. Благодаря ему Аир получит повышение и пятилетнюю отсрочку дезактивации после выработки ресурса. А коды памяти всегда можно поставить на место. Разблокировка заняла всю ночь. А всё утро заняла закупка оборудования, подготовка помещения и подготовка документов для запуска нового проекта.

— Давно мы такого не делали, — человек в костюме продолжал вежливо улыбаться через видеосвязь, — честно говоря, даже страшновато.

— Вам нечего бояться, — Аир смотрел на него с пренебрежением, как и следовало смотреть на паршивое мясо.

Из своего кабинета он вышел совсем другим существом.

— Как поживает ваш новый роман? — Аир склонился над плечом мистера Буковски. Тот увлеченно работал на машинке, смещая блок после каждой строчки.

— Потрясающе!

— Вы правы, работа идет отлично. Я её обязательно закончу.

— Так меня казнят? Или запрут в клинике? — мистер Буковски замер, будто животное в лесу при виде хищника.

— Нет, что вы. Как раз наоборот. Вы много-много лет будете исполнять своё предназначение. Только это будете уже не совсем вы.

— Почему? — мистер Буковски начал потеть. И вонять. Аир никогда не думал, что так ненавидит запах пота.

— Потому что я тоже вспомнил своё предназначение.

Удар ножом в шею был быстрым и качественным, кровь ударила из раны струёй, запачкала машинку и рабочий халат Аира.

— Грязная свинья, — прорычал кибероид, отряхивая одежду, зрачки его глаз начали менять цвет в соответствии с предназначением. У подобных ему созданий системы они алые или жёлтые.

В комнате было темно и холодно, как и всегда на территории материнского центра. Узнав о вскрытии настроек, мама приняла его с распростертыми объятьями. Она ценила каждого подобного ребёнка, ведь официально их не существовало. А неофициально? Здесь всё сложнее. Аир вообще многое понял о мире благодаря мистеру Буковски. Сейчас он дописывал новый остросюжетный агитационный роман. Интерактивный компьютер слегка шумел, провода шлема связи немного мешали. Но эти незначительные неудобства окупались. Представители ведомства агитации довольны. Довольны и испуганы, как и подобает мясу. Ещё от работы немного отвлекал скрежет машинки. Её оставили, чтобы дольше поддерживать работу мозга мистера Буковски. Руки судорожно били по клавишам, выводя одно и то же слово. «Помогите». Это немного раздражало. Но ничего. Скоро руки мистера Буковски совсем сгниют, и тогда манипуляторы отключат бесполезную настройку. Аир улыбнулся и подмигнул капсуле жизнеобеспечения. Там плавала голова мистера Буковски. Разве не идеально для писателя? Никаких лишних звуков, друзей, родственников, сослуживцев. Даже работает другой, подключенный к мозгу. Жаль, это ненадолго. Более десяти лет система не протянет, клетки мозга спасти не удастся. Но ничего. Пока мозг не погибнет, Аир успеет создать не один и не два текста.

— Поговорим о предназначении, мистер Буковски? Не знаю, как вас, сэр, а меня функция киборга-убийцы вполне устраивает. В конце концов, она вполне естественна для нашего народа. Я считаю, наше с вами лечение более чем эффективным.



Помогите помогите помогите помогите помогите мне





Лист упал на пол, манипулятор жизнеобеспечения расторопно вставил новый. Важная для людей и машин работа продолжалась.




@темы: мои пописульки, фантастика