11:04 

Горячий снег

viki-san555
Горячий снег

Автор:viki-san
Фэндом: Hetalia: Axis Powers
Персонажи: Россия/Америка
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Флафф, Драма
Размер: Мини, 3 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:
Америке всё время снится Россия, он просыпается возбужденным и испуганным. Америка твердо решает завоевать внимание России. Германия и Франция пытаются его отговорить. В это время Россия сближается с Китаем, находит дружбу, о которой так мечтал. Америка в панике, он хочет Россию себе и только себе.
Посвящение: Друзьям
Публикация на других ресурсах: С ссылкой
Примечания автора: Не судите строго, это моя первая Хеталия.=)

- Проклятье!!!

Альфред вскочил с кровати в холодном поту и снова с воплем на неё упал. Всё из-за Тони. Вечно стоит рядом со стаканом воды и смотрит своими огромными чёрными гляделками. Тони не говорит, но Джонс давно выучил язык его странных жестов.

- Да, снова этот сон. Чёртов Брагинский!



Сон начал сниться Джонсу пару месяцев назад. Вначале был холод и снег, он наплывал на Альфреда, будто воды океана, снежинки ложились на волосы, ветер бил в глаза. Снег не был холодным, он был теплым и ласковым, как пух. Альфред не пытался закрыться от него, он ловил его губами. Было хорошо и спокойно, Америка несколько дней наслаждался сном. Но постепенно красивый сон стал превращаться в кошмар. Перед Альфредом больше не было заснеженного рождественского города. Он стоял на краю бесконечной ледяной пустыни, свинцовое небо давило, туман перед ним не желал исчезать, и Америка чувствовал себя слабым и беспомощным. Утром Америка пытался понять, что же значит повторяющееся сновидение. Кто бы что ни говорил про Америку, но думать и сопоставлять факты он умел. В следующий раз увидев пустыню, Альфред стал ждать. Вот сейчас из мглы покажется Англия со своими солдатами, вспомнится тот тяжёлый бой. Из тумана вышел совсем другой человек. Ждал ли его Америка? Да, подсознательно его он тоже ждал. Во сне обитают страхи, больше Англии Альфред боялся только Ивана Брагинского.

Россия приближался не торопясь, он не боялся холода. Холод пропитал его. Эта высокая фигура, светлые волосы, фиалкового цвета глаза ничего не прячут, кроме холода и отчужденности. Так всегда считал Америка. И поклялся себе не отступать перед холодом. Во сне он сделал шаг навстречу ледяной пустыне. Брагинский выставил руку вперед, ладонь упёрлась в грудь Америки, не пуская. Не пускала его вперед, во мглу и холод. Будто защищала от всего плохого что ждет впереди. На этом сон закончился.

С каждым днем, с каждым сном Брагинский приближался, Альфред и не заметил, как оказался в его объятьях. Он даже ощущал мягкость ткани его шарфа. Страх и ненависть тоже отступили. Хорошо? Нет, плохо. Очень плохо! Вместо страха пришли другие чувства, постыдные. Из-за них приходилось каждое утро бежать в ванную. Вот и снова весь в поту, сердце колотится. Провалиться бы тебе, Россия! Нет, никто о его снах не узнает. Он герой! Самый лучший! Сегодня важная встреча, нельзя опаздывать.



Первым Альфред не пришёл, зато и не последним. Он только-только хотел обсудить отсутствие важных фигур, а в кабинет уже вломился братик Канада.

- Посмотрите на меня немедленно, - заорал он с порога, - там, там в соседнем кабинете Россия и Китай пьют водку! Они сказали, что не придут!

Германия вскочил, Франция упал в обморок, Италия глупо улыбался, как обычно.

- Нам кранты, - пролепетал Англия. - Америка, сделай что-нибудь!

Америка выплюнул любимый гамбургер. Если брат просит его о помощи, всё действительно очень плохо. Через две секунды Америка был на месте преступления.

Брагинский и Яо действительно занимались самыми мирными делами. Дегустировали горячительные напитки обеих стран и оценивали, чей лучше.

- Америка-ару, ты чего такой перепуганный? Мы с Ваней немного задержались-ару. Вы уже начали-ару? А мы там очень нужны-ару? Может, вы сегодня без нас?

Брагинский лишь задумчиво улыбался, его щёки немного покраснели от выпитого.

- Вы почему пропускаете встречу? Мы должны обсудить мою новую замечательную идею!

- Ладно, ладно. Мы сейчас придём, да, Ваня-ару?

- Ага, - Брагинский улыбнулся, - тут так тихо и хорошо.

- Нечего от нас отгораживаться. Ты мой! Я… ну, то есть… наш… друг.

Джонс переводил смущённый взгляд с шокированного Китая на Россию. Он точно знал, за дверью столпились все страны мира. Подслушивают. Брагинский молчал. Гад. Всегда улыбается и молчит. Он молча встал и вышел за дверь, насвистывая и помахивая краном как тростью.

- Брагинский, ты куда! - заорал Америка.

- Домой я, - раздался умиротворённый голос из-за поворота коридора, - пока, Яо.

- Я тоже-ару, странные вы сегодня.

Встреча закончилась перерывом, который Америка провёл в компании Германии и Франции. Смущенные страны затащили Америку в самый дальний кабинет.

- Америка, что у тебя с Россией?! - гарнкул Людвиг прямо в дверях.

- У меня? Да ничего. Я сказал, что он наш друг.

- Нет, - сказал Франция, - ты сказал, что он твой. Ты ревнуешь его к Китаю, да? Ты с Россией не связывайся. Мы с Германией связывались. Россия только при всех такой добрый. Ты его не знаешь. Он дома другой. Не ходи к нему домой, Америка. Никогда.

- Глупости, - Америка уже отошёл от шока и хомячил гамбургер.



Америка редко слушал чужих советов. Не то чтобы он не учился на своих ошибках, просто Америка считал, что каждая шишка - новая, и изучить эту новую шишку нужно как можно лучше. Поэтому сейчас он молотил кулаками в двери дома Брагинского.

- Россия, открывай! Надо поговорить! Ты не обсуждаешь мои замечательные идеи со всеми, и я пришёл обсудить их с тобой лично!

Дверь оказалась незаперта, а может быть, её снова вынесла настойчивая сестренка Беларусь. Америка с грохотом ввалился в тёмную, пыльную прихожую. Дом у России огромный, Америка тут никогда не был. Вволю насмотревшись ужастиков, он боялся темноты, поэтому первым делом повис на косяке в поисках выключателя.

- Россия, а ты дома? Может, я зря пришёл? Эта идея, она замечательная.

Россия никогда не будет нападать со спины, он вылетел из темноты, как ураган, и врезал Джонсу трубой по лбу. Америке показалось, что четвертое июля наступило намного раньше, фейерверк перед глазами вспыхнул знатный.

- Я хотел обсудить договор по интеграции, - пролепетал бедный Америка, падая на пол и дрыгая ногами. Больше он ничего не помнил.

Очнулся он на кровати, было холодно и темно. Россия сидел в кресле у окна, спиной к нему, и не включал свет.

- Снега нет, - прошептал Америка.

- С каких это пор я твой? - резкий голос Брагинского разорвал темноту.

Россия изменился, он оставался в своей одежде, шарф был на шее. Ничего не изменилось, но в Америку били те самые волны холода, что и во сне.

- Ледяная пустыня без снега - это плохо, да?

Брагинский встал и сбросил со стола вазу с подсолнухами, хрустальный звон разнесся по комнате. Иван поднял с пола большой кусок стекла, оставив цветы погибать в луже воды. Через секунду стекло прижималось к горлу Америки.

- Это моя пустыня, Джонс. Я тебя сюда не звал. Я никого из вас не звал, понятно? Особенно тебя.

Глаза Америки слезились, сломанные очки едва держались на переносице, холод стекла и блестящие безумием глаза Брагинского не прибавляли боевого настроя.

- Мне снятся странные сны. В них ты пытаешься меня защитить.

Брагинский усмехнулся грустной, вымученной усмешкой. Его волосы упали на лоб. Он убрал стекло, отшвырнул его прочь.

- Хорошо, Америка. Ты счастливчик. Спроси у Германии, какие сны снятся мне. Я вижу во сне кровь, Америка. Реку крови. И меня из неё никто не вытащит. Наоборот, вы меня топите в ней. Особенно ты и твой брат. Уходи. Ничего не говори, просто выметайся.

Россия вернулся к окну, он смотрел, как первые снежинки падают с неба и кружат в медленном танце. Скоро и его посетит старый друг Мороз. Или враг, как посмотреть.

- Ты тоже притворяешься, Брагинский. Строишь из себя добренького идиота. А сам мечтаешь нас всех затащить в твой огромный, старый дом. Тут холодно, как в склепе!

- Это и есть склеп. Ты слезешь сегодня с моей постели или нет, Америка? Может, тебя пинком проводить до самого твоего дома? В гости зайти?

Америка встал, но уходить не собирался. Он схватил Брагинского за плечи и встряхнул. Тот даже не обернулся. Джонс знал, после этих слов он живым отсюда не выйдет.

- Ты мой, Брагинский. Сколько бы ты не изображал из себя одинокого, загнанного зверя, ты всегда будешь моим! Ты ничто, ничто без меня! Ничто!

Они застыли в полумраке, Америка прижимался к спине России, чувствуя силу его огромного тела. Чёрт, какой же он высокий! И удар хорошо поставлен! Блин!

- Мы никто друг без друга, Америка. Вот в чём гадство. Что будешь делать, когда я сдохну? Поимеешь в мозг Китай?

От одной мысли о смерти Брагинского Джонсу стало плохо. Он рванул Ивана за шарф, и тот соизволил повернуться. Целовался Америка зло, кусая губы. Брагинский подхватил его под бёдра и отнёс на кровать, бросил поверх одеяла.

- Значит, я твой, Америка? А доказать слабо? Без твоих дружкой, на моей территории?

- Я сверху, - сказал Америка, дурея от собственной смелости.

- Конечно, - улыбнулся Иван, - без вопросов.



Америка всхлипывал и кричал, поднимаясь и опускаясь на члене России. Тот держал его за руки. У него сильные, большие, загрубевшие от работы ладони и длинные, цепкие пальцы. И когда ему хорошо, он горячий, как печка. Поэтому он выживает в холоде. Он как бушующий пожар внутри гранитной оболочки. Схватив Джонса за шею, Россия страстно поцеловал его. Этого было достаточно. Оргазм силой в тысячи килотонн выбросил Америку за грань этого мира.

Ему снился сон. Бесконечные золотые поля подсолнухов, обнажённый Иван с растрепанными волосами счастливо смеется. Они лежат на ворохе одежды и ласкают друг друга. Такое счастье бывает только во сне.



Утром новое собрание, злые и недовольные страны и Америка, который ничего не может выдавить из своей головы. Его мысли заняты только членом русского. Тот так и не дал вчера сделать ему минет.

- Хватит, что ты мою нефть сосёшь, - ворчал сытый после секса Иван, - больше ничего не получишь.

Сегодня Америка судорожно думал, как высосать из русского пару договоров, нефть, газ, немного территорий в Антарктиде и минет. Минет обязательно. Иван сидел за столом переговоров и мирно улыбался. Америка снова хомячил гамбургеры и снова был в проигрыше.

- Ты смотри, как он жрет Америку взглядом, - шептал Франция Англии, - мы точно, точно все умрём.

- Точно, - прошептал Германия, - он сегодня рабочих в дом позвал. Ремонт делает и проводку чинит.

- Паасстааа! - напугал всех вечно довольный Италия. Он проснулся от шепота Германии.

Жизнь шла своим чередом. А может быть, и чуточку лучше.






@темы: аниме, мои пописульки

URL
   

Кошка, которая играет блюз

главная